Прометей плюнул на ладони, поправил ирокез и открыл дверь.

— Здоров, Гера, сколько сегодня трупов?

— Хватит паясничать. И не зови меня так. Я - Геракл, и никак иначе.

— Да ладно тебе. Проходи. Я как раз ужинать собирался.

У Прометея было захламленное жилище. Тут и там под слоем пыли и грязи валялись книги с пожелтевшими засаленными страницами. Из мебели были только стол, на который Прометей ставил второй прибор для гостя, и пара табуретов, настолько ветхих, что на них было опасно садиться. В двух шагах от стола красовалась подсохшая лужица блевотины.

— Угощайся, - радушно произнес Прометей, вываливая из кастрюльки небольшой кусок мяса и картошку.

Пары от еды слегка перебили тухлый запах, царивший в помещении.

Геракл тут же взял вилку и принялся уплетать угощение. Вилка был одна, прометей ел руками, иногда задевая картофелины рукавами косухи.

— Ммм… Наконец-то человеческая пища, - блаженно пробубнил Геракл с набитым ртом, - как я устал от амброзии.

— Да уж, человеческая, это ты верно подметил, - Прометей глупо захихикал.

— Что?! Опять?!

Лицо Геракла побагровело от злости. Он вскочил на ноги, схватил табурет и запустил им в Прометея. Табурет ударился о голову и рассыпался на части. Прометей упал на спину, продолжая хихикать. Полы косухи раскрылись, обнажая рану в боку, откуда Прометей отрезал печень.

Геракл подбежал к поверженному обидчику и принялся бить ногами. Прометей извивался под ударами и не переставал смеяться.

— Гера, ну что ты как маленький, шестой раз уже попадаешься, ну откуда у меня нормальное мясо!

Геракл схватился за голову и тяжело сел на единственный целый табурет.

— О боги, зачем я только тебя спасал?!

Прометей кряхтя поднялся.

— Друг, Прометей, ты же должен быть примером для человечества, а живешь как собака.

— Примером, говоришь?.. Примером?

— Только не начинай снова.

— Нет уж, ты первый начал. Я дал им огонь, а они этим огнем стали убивать друг друга. Я дал им письменность, а они используют ее, чтобы пудрить мозги. Я научил их обходиться без помощи богов, а они все равно плодят религии без конца.

— Это потому что ты потерял контроль, я тебе сотни раз говорил. Нельзя был уходить в тень, надо было продолжать вести за собой людей.

— Да по хер мне на них, я просто хотел бороться с твоим отцом.

— А что ж бросил?

— Бессмысленно… Надоело… Это люди любят враждовать, и боги постоянно сорятся. Ты вообще сын бога и человеческой женщины, потому вдвойне агрессивен. А я титан, я древний, я мудрый. К чему мне эта суета? Я вот покушаю свою печеночку, она отрастет, я опять чуток отрежу.

— Перестань!

За дверью послышался ритмичный металлический стук.

— О! - Прометей поднял вверх указательный палец, - друган мой идет.

Дверь отворилась и в жилище вошел Гефест, припадая на железный протез.

— Цельнометаллический! - протяжно прокричал Прометей, потряхивая ирокезом, - как жизнь, как красавица-жена?

— Гуляет где-то. Привет, герой, - кивнул Гефест Гераклу. - Что за шум, а драки нет? - он засмеялся, а затем по-стариковски закашлялся. - Проклятая кузница…

— Да уже закончилась. Гера опять вспылил, повалял меня немного.

— Небось снова своим фирменным блюдом потчевал?

— А то! Ммм, ням-ням, вкуснятинка!

— Да катитесь вы в Лету! - Геракл горячо махнул рукой и порывисто вышел.

Прометей азартно потер руки, заговорщически подмигнул Гефесту и тихо произнес:

— Ну все, молодежь выпроводили. Можно приступить. Принес?

Гефест достал из-за пазухи скованные прошлой ночью наручники и плеть из кожи единорога и нервно облизнул губы.

— Ага.

— Тогда начнем, - Прометей повернулся спиной к Гефесту и протянул ему руки, чтобы тот одел наручники.