автор Руди Рюкер перевод Червонный Максим

Здесь я хотел бы выступить в поддержку того направления в НФ, которое я называю Трансреализмом. Трансреализм не столько подвид НФ, сколько подвид авангардной литературы. Я считаю, что Трансреализм является единственным действенным подходом к литературе в данный момент истории.

Трансреалист пишет о реальных вещах, прибегая к фантастике. Любая литература, которая повествует не о фактической реальности хрупка и слаба. Но жанр прямолинейного реализма устарел. Кому нужны прямолинейные романы? Средства фэнтези и НФ уплотняют и делают более насыщенной реалистическую прозу. Используя фантастические фичи, можно действительно манипулировать подтекстом. Традиционные инструменты НФ - перемещение во времени, антигравитация, альтернативные миры, телепатия и т.д. - являются символами первичных образов. Перемещение во времени - это память, полет - это просветление, альтернативные миры символизируют большое разнообразие индивидуальных мировоззрений, а телепатия выступает за возможность общаться в полной мере. Это что касается "Транса". Реалистический аспект в том, что настоящее произведение искусства должно заниматься проблемами того, что происходит на самом деле. Трансреализм пытается рассматривать не только непосредственную реальность, но и ее более высокую составляющую.

Персонажи должны быть основаны на реальных людях. Что делает обычный жанр фантастики таким безжизненным, так это то, что персонажи ведут себя как марионетки по воле автора. Действия становятся предсказуемыми, и, читая диалог, так трудно догадаться, какой из персонажей говорит. В реальной жизни люди, которых вы встречаете, никогда не говорят то, что вы хотите или ожидаете от них. После длительного и тесного общения с людьми, вы можете моделировать их образы у себя в голове. Эти модели навязываются вам извне; они не реагируют на воображаемые ситуации так, как вы желаете. Позволяя этим моделям двигать ваших персонажей, вы можете избежать превращения их в механических захотел-сделал. Важно, чтобы песронажи в некотором смысле выходили из под контроля, как реальные люди - чему можно научиться, читая о выдуманных людях?

В романе Трансреалиста автор обычно выступает в качестве реального персонажа, его или ее личность состоит из нескольких персонажей. На первый взгляд это звучит эгоистично. Но мне хотелось бы аргументировать, что использовать себя в качестве персонажа не эгоистично. Это просто необходимо. Если вы пишете о непосредственном восприятии, то какая же другая точка зрения возможна, если не ваша? Гораздо более эгоистично использовать идеализированные версии себя самого, отыгрываясь на персонажах как на кучке податливых рабов. Главный герой Трансреалиста не представляет из себя суперличность. Герой Трансреалиста всего лишь раздражительный неудачник, как и все мы.

Трансреалист-художник не может предсказать какой будет финальная форма его или ее работы. Роман Трансреалиста вырастает органично, как и сама жизнь. Автор может только выбрать персонажей и начальные условия, ввести в той или иной мере фантастичекий элемент, а также направление ключевых сцен. В идеальном варианте роман Трансреалиста написан в неясности, и без плана. Если автор знает наперед, как будут развиваться события в его книге, то читатель предскажет это. А предсказуемые книги не интересны. Тем не менее, книга должна быть последовательной. Конечно, жизнь часто не имеет смысла. Но люди не будут читать книгу, которая не имеет сюжета. А книга без читателей не является полноценным произведением искусства. Успешный роман любого рода должен протаскивать читателя через него. Возможно ли написать такую книгу без плана? Это похоже на прохождение лабиринта. При прохождении лабиринта имеется начало (персонажи и начальные условия) и определенные цели (ключевые сцены). Хороший лабиринт создает чертеж, связывающий все цели. Когда вы идете по лабиринту вы начинаете с определенного пути, но оставляете множество пропусков там, где другие пути могут зацепиьтся крючком. При написании последовательного трансреалистичного романа вы включаете ряд необъяснимых происшествий по всему тексту. Фишка в том, что вы не знаете их причину. Позже вы загибаете канаты разветвленного описания обратно к крючкам в этих узлах. Если нет доступного узла для этой петли, вы возвращаетесь и пишете узел (читай: стираете кусок стены в лабиринте). Хоть чтение линейно, писательство - нет.

Трансреализм является революционной формой искусства. Основной инструмент массового мыслеконтроля - это миф о консенсусе реальности. Рука об руку с этим мифом идет понятие "нормальный человек". Нормальных людей нет - просто взгляните на ваших родственников, людей, которых вы знаете лучше всего. Они все странные с какой-то стороны. Однако обыная литература очень часто показывает нас нормальными людьми в нормальном мире. Пока вас мучает чувство того, что вы единственный чудак, вы чувствуете себя слабым и виноватым. Вы страстно желаете идти параллельно эстеблишменту, и немного боитесь как бы о вас не разузнали. Реальные люди странные и непредсказуемые, вот почему важно использовать их в качестве персонажей вместо невозможных хороших и плохих бумажных кукол массовой культуры. Идея разрушения консенсуса реальности еще более важна. Вот где инструменты НФ особенно полезны. Каждый разум - это реальность сама в себе. Пока людей можно обмануть верой в реальность вечернего выпуска новостей, ими можно управлять как стадом овец. "Президент" угрожает нам "ядерной войной", подстегивает яростным страхом "смерти", и мы спешим "покупать потребительские товары". Тогда как на самом деле, что действительно происходит, так это то, что вы выключите телевизор, что-то съедите и пойдете прогуляться, с бесчисленными мыслями и ощущщениями от бесчисленных фактов.

Всегда будет место для эскапистской литературы жанра НФ. Но нет причин позволять жестко ограниченому и реакционному направлению влиять на все, что пишется. Трансреализм это путь к подлинно художественной НФ.

Первоначально опубликован в 82 выпуске "Бюллетеня американских писателей научной фантастики", зима, 1982. Переиздано в сборнике Рюкера "Transreal" (издательство "WCS Books", 1991) и "Seek" (издательство "Four Walls Eight Windows", 1999).